Двери в нагорный

Vergessene Fronten

Житель Нагорного Карабаха на международной сцене

Встреча в Степанакерте, апрель 2015.

Нас точно правильно понял таксист? Несмотря на плотный туман, окутавший этим апрельским утром Степанкерт, он не мог проехать мимо. В конце концов, он знает улицы столицы самопровозглашенной республики Нагорный Карабах как свои пять пальцев. Но все-таки мы сомневаемся, когда подъезжаем на такси и выходим к заросшей виноградом медной двери: “Вот, пресс-центр”. Здесь нам хочет дать интервью Масис Маилян, председатель Общественного Совета по международным отношениям и безопасности. Только когда открылась дверь в дом и молодой мужчина – один из трех членов редколлегии пресс-центра – с улыбкой приглашает нас внутрь, мы понимаем, что пришли правильно.

Варившийся кофе в маленьком кофейнике, в Германии более известній как турецкий мокко, а в Степанакерте типичный армянский напиток, как раз готов, когда Масис Маилян появляется в дверях.

Масис Маилян – уроженец Нагорного Карабаха. Свою родословную он может проследить до 17 столетия. Масис Маилян родился в 1967 году в Степанокерте, ходил в русскую школу и, после двухлетней военной службы в Грузии в рядах Советской Армии (1986-1988), изучал физику и математику в Государственном педагогическом институте Степанокерта, который после провозглашения независимости Нагорного Карабха в 1994 году стал Архацким государственным университетом. В то время Маилян уже вернулся из армянской столицы, Еревана, где он повышал квалификацию в области социальной психологии. В 1998 году он опять покидат родину, чтобы в течении года посещать Дипломатическую академию в Вене. Но он опять возвращается в Нагорный Карабах. Здесь он получил от президента ранг чрезвычайного уполномоченного (Envoy Extraordinary) – по званию посла наивысшего ранга, которое может получить служащий диломатической службы.

Сегодня Масис Маилян – видный политический эксперт, но не классический дипломат. В качестве председателя расположенного в Степанакерте неправительственного аналитического центра Общественного совета по международным отношениям и безопасности он содействует разрешению конфликта в Нагорном Карабахе с другими “ведущими лицами гражданского общества и экспертами”. В Совет, представляющий интересы Нагорного Карабаха, входят семь постоянных преставителей, ассоциируют себя же с ним – намного больше. Среди них особенно много армян, которые живут в Армении или в больших армянских диаспорах. Работа проходит хорошо – Маилян может положиться на большую команду, в которую входят также эксперты из России, США и ЕС. Он явно доволен, что в таком формате можно представлять и обсуждать вопросы де-факто республики, а также хоть немного, но содействовать реализации планов. Так было не всегда.

Масис Маилян с 2001 по 2007 год был заместителем министра иностраннх дел. Официальное лицо международно-непризнанной республики, которому отказывалось не только в официальных приемах, но и в доступе ко многим международным форматамобщения.

“When you are an official of a non-recognized country, many doors are closed. But if you are an independent expert, they suddenly open internationally.“ “Если ты представитель непризнанной республики, то многие двери для тебя закрыты. Но если ты независимый эксперт, они мгновенно открываются по всему миру”.

Но он до сих пор верит, что сможет как-то влиять и как политик. В 2007 году он выдвинул свою кандидатуру на пост президента как беспартийный – и стал вторым из пяти кандидатов. Но этого ему было недостаточно, так нельзя было бы существенно улучшить ситуацию в Нагорном Карабахе. Пришло время для изменения курса. Маилян ушел из политики и стал заниматься политическим анализом и консультированием в негосударственной сфере.

Дипломат на необычном пути. План сработал: уже скоро Маилян начал получать приглашения из-за границы. Не без гордости перечисляет он именитые организации: Совет по стратегически и международным исследованиям, США (Center for Strategic and International Studies, USA), Фонд Карнеги за Междунардный Мир, Великобритания (Carnegie Endowment for International Peace, GB), Брукингский институт, США (Brookings Institution, USA), Колумбийский университет, США (Columbia University, USA), Оксфордский университет, Великобритания (Oxford University, GB), Кэмбриджский универиситет, Великобритания (Cambridge University, GB), Кавказский институт (Caucasus Institute), Фонд Евразийского Сотрудничества (Eurasia Partnership Foundation) и т. д. Милян рассматривает возможность там выступать или публиковаться как признание его общественной деятельности в интересах непризнанной республики.

Ученые с понятной миссией – так он и определяет участие членов Общественного Совета по международным отношениям и безопасности в одном исследовательском проекте о внутригосударственных конфликтах в других регионах мира, финансируемый ЕС. В этом проекте участвуют как армяне, так и азербайджанцы. Уже в 2003 году британская организация NROs Alert, Conciliation Resources и Лондонская информационная сеть по вопросам конфликтов и государственного строительства (London Information Network on Conflicts and State Building (LINKS)) создали консорциум под патронатом ЕС. В сотрудничестве с местными активистами этот консорциум должен поддерживать мирный процесс в Нагорном Карабахе.

Яркий контраст между возможностями политика и ученого, который показал здесь Маилян, не такой, как описание отдельной судьбы. Составление международных форматов, которые должны урегулировать конфликт, не оставляет места для официальных представителей из Нагорного Карабаха. Конфликт рассматривается как межгосударственное дело между Арменией и Азербайджаном, республика Нагорный Карабах не имеет право участия в принятии решения. Если, на первый взгляд, эта ситуация может показаться абсурдной, то на второй становятся видны дипломатические причины, по которым включение Нагорного Карабаха в переговорный процес выглядят необдуманно. Со стороны Азербайджана такой шаг означал бы уравнивание с международно-признанным сообществом государств. Абсолютное табу. И дилемма, которая аннулирует “официальную” дипломатию республики и доводит ситуацию до абсурда.

Другая сторона одной медали, как говорит Маилян, которая объясняет внешнеполитическое бессилие правящей элиты Нагорного Карабаха, – это отсутствие сильного голоса республики в международных СМИ. Весь конфликт почти неизвестен за пределами Закавказья. Те несколько докладов, которые можно прочитать, выходят, практически без исключений, из-под пера иностранных журналистов, которые симпатизируют либо армянской, либо азербайджанской стороне, при этом ни разу не побывав в Нагорном Карабахе. некоторые СМИ стараются альтернативно показать воображаемую объективную сторону. Но это все теряется в абстрактных, далеких от реальности вариантах решения.

„All three societies, people from Azerbaijan, Armenia and Nagorno-Karabakh, must be prepared for peace – at the same time!“ (“Все три общества, люди из Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха должны быть готовы к миру – и одновременно!”)

Когда мы попрощались с Масис Маиляном, нам показалось, что границы между гражданско-общественным содействием и правительственными действиями на другой стороне не такими четкие. Тем яснее стало для нас одно – дипломатом можно быть везде, это имеет мало общего с международным государственным признанием. Масис – это дипломат и он им остался, как заметитель министра международных дел и как политический эксперт. Представитель интересов своей родины. Он преследует очень сложную, но ппонятную цель – в его сегодняшнем положении видны попытки улучшить собственные возможности, вписываясь в те или иные обстоятльства.

Масис улыбается, когда отпусткает нас обратно в туман.

Нагорный Карабах. День 1, «Хищный город Шуши»

На первой обочине за кладбищем и редкой рощицей при въезде в Шуши, второй город непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, каждый турист и репортер останавливается сфотографировать монумент героям Великой Отечественной войны — большие медальоны с мужскими лицами и цифры 1941−1945, закрепленные в основании холма. Три суровых лица без национальных признаков отличаются только головными уборами — каской пехотинца, пилоткой моряка и шлемом танкиста. На всех трех, как оспины, следы от выстрелов — такие же щербины, следы чьих-то состязаний в стрельбе, остались и на скульптурном лике Христа, что над входом в кафедральный собор Шуши, Казанчецоц. Если оставить собор слева и проехать дальше в город, дорога упрется в поле. Бросив машину, через заросли крапивы можно продраться ко входу в по-имперски величественное, будто бы из Петербурга или Лондона сюда перенесенное трехэтажное каменное здание. Надпись над входом на русском языке гласит, что это реальное училище, построенное в 1901−08 годах на пожертвования почетного гражданина Григория Мартиновича Арафелова. Если открыть дверь здания и посмотреть под ноги, взгляд упадет на латинские буквы SALVE, — первое слово средневекового гимна к Деве Марии «Славься, Царица». Шрифт с засечками.

Реальные училища были созданы в результате либеральных реформ Александра II. В них мальчики в темно-зеленых полукафтанах, серых шароварах и фуражках с аббревиатурой города и училища вместо латыни и греческого языка классических гимназий изучали расширенные курсы естественных наук. Реальное училище в Шуши было разграблено во время резни 1920 года, когда за три ночи более 20 тысяч населявших город армян были убиты или изгнаны из него. О той резне — знаменитое стихотворение Мандельштама «Фаэтонщик»: «Так, в Нагорном Карабахе, в хищном городе Шуше, я изведал эти страхи, соприродные душе». Жена поэта Надежда Яковлевна вспоминала их поездку в Шуши в 1930 году, через десять лет после трагедии: «В этом городе, когда-то, очевидно, богатом и благоустроенном, картина катастрофы и резни была до ужаса наглядной. Мы прошлись по улицам, и всюду одно и то же: два ряда домов без крыш, без окон, без дверей».

Так, в Нагорном Карабахе в первом слове латинской молитвы я увидел осколок имперского прошлого, забитого в землю беспощадной резней, беспорядочной большевизацией и крупнокалиберными орудиями постсоветского конфликта, но в своих деталях оказавшегося прочнее панельных многоэтажек, которыми наспех покрывали зияющие раны разграбленных городов.

Нагорный Карабах: в какую сторону стали дрейфовать Алиев и Саргсян?

В Женеве состоялась встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Она была организована сопредседателями Минской группы ОБСЕ. На встрече присутствовал личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анжей Каспршик. Экс-посол США в Азербайджане и экс-сопредседатель МГ ОБСЕ Мэтью Брайза отметил, что «стороны намерены принимать меры по снижению напряженности на линии соприкосновения», хотя при этом они ни словом не обмолвились о необходимости реализации Санкт-Петербургского соглашения, предусматривающего введение мониторинга на линии соприкосновения сторон и появление международных наблюдателей, которое, кстати, было достигнуто при личном участии президента России Владимира Путина. Является ли все происходящее просчитанными шагами Алиева и Саргсяна в сторону выхода из сложного конфликта или речь идет о новой игре в широком контексте?

Как сообщил пресс-секретарь президента Армении Владимир Акопян, «после переговоров в расширенном составе сейчас в Женеве между президентами Азербайджана и Армении прошла беседа в формате тет-а-тет». После этого главы МИД Азербайджана и Армении вместе с сопредседателями МГ ОБСЕ распространили совместное заявление. В нем, в частности, говорится следующее: «Встреча прошла в конструктивном ключе. Президенты согласовали дополнительные шаги по проведению мероприятий для интенсификации переговорного процесса и снижения напряженности вдоль линии соприкосновения. Сопредседатели остались довольны прямыми переговорами, состоявшимися после очень длительного перерыва. Они готовы продолжать работать со сторонами для мирного урегулирования конфликта путем переговоров. Как очередной шаг в ближайшем будущем сопредседатели проведут рабочую встречу с министрами иностранных дел».

Что сразу бросается в глаза — это позитивный тон заявления, из чего можно сделать вывод о появлении в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта новых тенденций. Ранее Алиев, анонсируя предстоящую встречу со своим армянским коллегой, не скрывал того, что она становится возможной благодаря содействию «неназванным европейским политическим структурам» при условии, опять со слов президента Азербайджана, что Армения снимает опять-таки неназванные «условия» для возобновления переговоров. Отсюда следующий вывод: вряд ли можно считать случайным совпадением встречу двух лидеров и решение Европейской комиссии опубликовать парафированный текст Рамочного соглашения Армения — ЕС, которое планируется подписать в ноябре нынешнего года.

В этой связи некоторые армянские эксперты обратили внимание на такие позиции этого документа. В преамбуле соглашения отмечается, что стороны выступают за мирное и долгосрочное урегулирование нагорно-карабахского конфликта в рамках усилий Минской группы на основе принципов Хартии ООН, Хельсинкского заключительного акта, в частности — по линии неприменения силы, территориальной целостности и права на самоопределение. А в главе об энергетическом сотрудничестве указывается на то, что Мецаморская АЭС должна быть закрыта и заменена иными мощностями, которые «позволят обеспечить энергетическую безопасность Армении». Заметим, что подписание почти аналогичного соглашения Азербайджан — ЕС срывается из-за нежелания Брюсселя внести в преамбулу пункт о сохранении территориальной целостности Азербайджана.

Так выстраивается очередной любопытный политический силлогизм. Похоже, что конфликтующие стороны решили вернуть ситуацию до апрельской войны 2016 года. Тогда среди экспертного сообщества упорно циркулировали слухи о наличии закрытой договоренности между Алиевым и Саргсяном о передаче некоторых районов Азербайджану взамен на признание факта включения Нагорного Карабаха в состав Армении. Помешал практическому осуществлению такого сценария фактор так называемой третьей силы, который в интерпретации части бакинских политиков и оппозиционных ереванских сил ассоциируется с Россией. Вот и сейчас Саргсян использует формулу «Карабах вне Азербайджана», а не необходимость признания его независимости. А намек его на то, что Алиев «прекрасно понимает сложность вопроса, естественно, и я тоже, но проблема такова, что легкого решения никогда не будет», свидетельствует о наличии определенных общих подходов к процессу урегулирования конфликта.

По большому счету Баку давно уже понял, что потерял Степанакерт. Использование силового сценария для решения проблемы неперспективно и опасно для существующей зыбкой устойчивости в регионе. Баку понимает, что отказ Еревана от признания независимости Нагорного Карабаха даже в качестве промежуточного решения (по примеру Крыма) держит открытой дверь возможностей для Азербайджана. Если дрейф Баку в сторону от России является сознательным геополитическим выбором, то для Еревана союз с Москвой может оцениваться как вынужденный в силу военных угроз со стороны Азербайджана и поддерживающей его Турции. К тому же независимый Степанакерт вполне — и это реально — способен пойти на военно-политический альянс с Россией.

Однако Москва в случае вхождения Нагорного Карабаха в состав Армении либо сразу, либо поэтапно лишится рычагов влияния в регионе. И это вполне может устраивать определенные круги как в Азербайджане, так и в Армении. Так что не случайно некоторые оппозиционные армянские эксперты сейчас высказывают пожелания, чтобы накануне или после подписания соглашения Армения — ЕС вновь не заявил бы о себе фактор «третьей силы». Ведь далеко не все в Азербайджане позитивно примут вхождение Нагорного Карабаха в состав Армении, поймут и оценят маневр Алиева — проиграть сражение, но выиграть войну.

PS: И вот реакция Баку. На портале haqqin. az (17 октября 2017, 12:43) появилось сообщение. Цитируем полностью.

Свидетельства о регистрации СМИ:

Эл № ФС77-55029 от 14 августа 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),

ИА № ФС77-51367 от 23 ноября 2012 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

При цитировании информации гиперссылка на ИА REGNUM обязательна.

Использование материалов ИА REGNUM в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Нагорный Карабах: Хогланд чуть-чуть приоткрывает «карты»

Баку и Ереван могут начать переговоры о переговорах

Американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Ричард Хогланд на пресс-конференции в Ереване выступил с важным заявлением. Из него следует, что подготовлен документ с изложениями позиций по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, состоящий из трех частей. При этом он подчеркнул несколько важных деталей. Первое: документ не является позицией США, как это считают некоторые бакинские эксперты, а общей позицией МГ ОБСЕ.

Второе: это не «план Лаврова», вокруг чего ранее также закручивалось немало информационно-политических вихрей. Хогланд также не использовал и понятие «Казанская формула», не упомянул о подписанных Венских и Санкт-Петербургских соглашениях, появившихся после апрельской войны в Нагорном Карабахе, хотя нельзя исключать, что некоторые положения этих соглашений включены в документ. «Детали обнародовать я не могу. Стороны должны отдельно поработать над ним, — говорил Хогланд. — Это не карточная игра, это дипломатия, и план может поменяться, поэтому не все публично. Мы встречаемся, пытаемся найти общий путь, по которому можно двигаться. Мы пытаемся примирить стороны. От этого выиграют народы».

Но в любом случае мирное урегулирование в любом варианте предполагает готовность конфликтующих сторон вести переговоры на базе хотя бы общих согласованных подходов. Из заявления Хогланда следует, что Баку и Ереван прошли первый этап — подготовку к переговорам — и перешли ко второму, излагая друг другу свои предложения, что должно быть зафиксировано в документе. Уточним: третий этап означает переход к дискуссии по основным вопросам повестки дня переговоров, чего пока нет. Наконец, на четвертом, финальном этапе переговоры либо завершаются принятием совместного решения или документа, либо окончательно заходят в тупик. По Хогланду, переговоры проходят в закрытом режиме, сохраняя информационно-коммуникационную функцию, что важно в условиях конфликтной ситуации. В то же время существует опасность, что для одной из конфликтующих сторон, а может быть для обеих, переговорный процесс становится самоцелью и все стремятся выиграть время.

Как сообщил Хогланд, «в ближайшем будущем, не спустя месяцы, а очень скоро главы МИД Азербайджана и Армении встретятся в Москве для организации встречи президентов». И уточнил, «поскольку мы — международные посредники, мы должны соблюдать определенную дистанцию, чтобы не обидеть ни одну из сторон. Если это случится, возможность обсуждений и посредничества закроется. У нас нет права закрывать двери, мы обязаны держать двери открытыми. Мы всегда будем говорить, какие проблемы нуждаются во внимании, но мы должны быть немного осторожными, когда выступаем перед обществом, даже если за закрытыми дверями мы знаем, что происходит». Такое в долгой дипломатической истории нагорно-карабахского конфликта бывало и ранее. Посмотрим, что получится на сей раз.

Свидетельства о регистрации СМИ:

Эл № ФС77-55029 от 14 августа 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),

ИА № ФС77-51367 от 23 ноября 2012 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

При цитировании информации гиперссылка на ИА REGNUM обязательна.

Использование материалов ИА REGNUM в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Источники:
Vergessene Fronten
Vergessene Fronten Житель Нагорного Карабаха на международной сцене Встреча в Степанакерте, апрель 2015. Нас точно правильно понял таксист? Несмотря на плотный туман, окутавший этим
http://vergessene-fronten.eu/ru/2015/07/11/masis-mailyan-ru/
Нагорный Карабах
Проводящий отпуск в Нагорном Карабахе шеф-редактор Esquire Григор Атанесян публикует свои дневники, не претендующие на объективность.
http://esquire.ru/articles/8364-nagorno-karabakh-1/
Нагорный Карабах в какую сторону стали дрейфовать Алиев и Саргсян
Операция «Блеф» или начало новой игры.   В Женеве состоялась встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Она была организована сопредседателями Минской группы ОБСЕ. На встрече присутствовал личный представитель действующего председателя ОБСЕ Анжей Каспршик. Экс-посол США в Азербайджане и экс-сопредседатель…
http://regnum.ru/news/2334927.html
Нагорный Карабах Хогланд чуть-чуть приоткрывает «карты»
Баку и Ереван могут начать переговоры о переговорах.   Американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Ричард Хогланд на пресс-конференции в Ереване выступил с важным заявлением. Из него следует, что подготовлен документ с изложениями позиций по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, состоящий из трех частей. При этом он…
http://regnum.ru/news/2255532.html

COMMENTS